«Поощрение преобладает над давлением». Политолог – о победе Мирзиёева и реакции Запада на выборы в Узбекистане — Настоящее Время

0

Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева переизбрали на второй срок. За него проголосовали более 80% избирателей. ЦИК объявил Мирзиёева избранным президентом.

Об итогах этих выборов мы поговорили с политологом Алишером Ильхамовым.

Миризёев набрал более 80% голосов. Как вы считаете, это честная победа, можно ли эти выборы назвать справедливыми?

– Во-первых, результаты были предсказуемыми. И никоим образом их, конечно, нельзя назвать ни свободными, ни справедливыми. Самый главный факт, самый главный момент, который делает эти выборы нелегитимными с точки зрения норм либеральной демократии, выборной демократии, – это то, что фактически не было реальных альтернатив, реальной конкуренции, политической конкуренции между партиями, которые были допущены. Это фактически карманные партии, которые созданы самими же правительствами или властными структурами.

– Такой интересный момент: миссия ОБСЕ в этом году была в полном составе, в отличие от предыдущих выборов. О чем это может говорить? О том, что ОБСЕ теперь будет и впредь или, по крайней мере, только сейчас признавать выборы в Узбекистане?

– Во-первых, я не услышал признания этих выборов вполне легитимными, свободными и справедливыми. Но я думаю, что все-таки интерес со стороны международного сообщества, со стороны Европы, западных стран, демократических стран вызван тем, что все-таки в стране за последние пять лет происходили изменения: как в экономической, так и в общественно-политической сфере – определенные улучшения, определенные реформы.

Это не был такой полноценный курс реформ, но все-таки изменения были налицо. И есть надежды, что во второй президентский срок этот курс будет продолжен, он достигнет уже точки реальной трансформации общества как в экономической, так и в общественно-политической сфере.

Эта надежда и диктует такой более благоприятный подход по отношению к нынешнему режиму, это такой стиль и подход-поощрение, то есть преобладает поощрение над давлением. Если во времена Каримова все-таки преобладали более жесткие оценки, вплоть до того, что фактически Каримов был нерукопожатным в Европе, в западных странах. То ситуация изменилась не благодаря тому, как пришел к власти в первый свой срок Миризёев, там ничего такого не было необычного с точки зрения практики авторитарного режима, а тот факт, что после избрания в первый свой срок в 2016 году все-таки он начал какой-то курс реформ.

И вот есть такой интерес к тому, чтобы поощрить этот правящий режим к таким дальнейшим изменениям. Мы посмотрим, будет ли этот курс продолжен или нет, это еще большой вопрос.

– На выборах в 2016 году явка была выше, да и сам Миризёев набрал тогда 88%, сейчас – на 8% меньше. О чем это свидетельствует, как вы думаете?

– Это свидетельствует только лишь о сценарии, который пишется для этих событий, но мы не должны позволить вводить себя в заблуждение этими цифрами. Они носят достаточно условный характер. То, что будет спроектировано, те цифры, которые будут спроектированы в тиши кабинетов, – эти результаты и объявят. То есть я не воспринимал эти цифры всерьез. Просто сейчас, видимо, те, кто занимается этим сценарием, оркестрированием этого процесса, они, видимо, решили: давайте сделаем эти цифры более реалистичными, чтобы выглядеть более правдоподобными. Но суть от этого не изменилась.

– Первые слова Миризёева в победной речи: «Нынешний Узбекистан – это не вчерашний Узбекистан. Наш народ не тот, который был пять лет назад». Давайте попытаемся понять, что он имел в виду, как вы думаете?

– Определенные изменения произошли. Во-первых, во внутриполитической сфере: это, так скажем, релаксация, относительная либерализация в сфере средств массовой информации, люди немножко осмелели, стали смело высказывать свои критические замечания – в основном в социальных сетях. Средства массовой информации стали публиковать то, что раньше при Каримове было бы не дозволено. И это, конечно, не может не вызвать такой определенный подъем.

Может быть, со стороны населения наблюдается такой подход: давайте все-таки поддержим этот курс. Какая-то часть населения, избирателей, видимо, так и подходит, чтобы не дать вернуться в старые каримовские времена. У нас есть какая-то система отсчета: то, что было во времена Каримова, – это самый такой нежелательный вариант.

– Как вы думаете, если бы допустили оппозиционных кандидатов, они бы смогли как-то существенно повлиять на результат?

– Безусловно. Сам процесс формирования оппозиционных партий тоже требует времени. Я не думаю, что если бы допустили буквально за 2-3 месяца [на выборы], что-то радикально бы изменилось. Нужно было разрешать создавать альтернативные реальные оппозиционные партии с самого начала, начиная с 2016-2017 годов, чтобы дать шанс этим партиям не только зарегистрироваться и формально участвовать в выборах, но и набрать свой политический капитал, объяснить свою позицию населению, сформировать свои ячейки, пополнить свои ряды. Только тогда это будет иметь какой-то эффект.

И, видимо, уже сейчас, после выборов, нужно начинать наблюдение, что в этом плане делается: даже если будет какой-то положительный шаг, разрешено какой-то партии зарегистрироваться буквально накануне следующих выборов – это большого эффекта не даст. Надо дать возможность создавать такие партии уже сейчас, буквально через очень короткое время.

Source: news.google.com

Leave A Reply